Cкачать
приложение
8 800 550 1872
Поддержи
зеленый патруль

Ладожское дежавю

19.06.2012

Создание нацпарка в северном Приладожье тормозят "сверху" и "снизу"
Этот год для Ладожских шхер стал печально юбилейным. Двадцать лет назад уникальные места по инициативе РАН решили взять под охрану государства, а ровно десять лет спустя создание нацпарка с треском провалилось. Около года назад процесс было возродился, но тут же пошел по сценарию минувших дней.
Территория, на которой пытаются создать особую охранную зону (ООПТ), простирается на многие километры. В этом ее уникальность и одновременно проблема. Потенциальный парк захватывает сразу три района Республики Карелия: Лахденпохский, Питкярантский, Сортавальский. С одной стороны, это сотни культурных и исторических памятников, уникальные шхеры, редкие растения и животные, с другой - населенные пункты, фермерские хозяйства и промышленные предприятия. Частных интересов, соответственно, тоже много, и каждый тянет в свою сторону.
Парк "Ладожские шхеры" ученые РАН задумали еще в 1988 году, но тут грянули политические перемены, и к вопросу вернулись лишь в середине 1990-х.
Едва правительство Карелии успело подписать постановление о присвоении северному Приладожью статуса национального природного парка и заказать технико-экономическое обоснование (ТЭО), как вышел Федеральный закон "Об особо охраняемых природных территориях", где понятия "нацпарк" и "природный парк" развели. Первые перевели в федеральную собственность, вторые оставили субъектам РФ. Началась борьба за гектары, местные власти и бизнес не захотели отдавать Москве столь ценный ресурс.
Вскоре разработчики ТЭО заявляют, что жесткий режим нацпарка неприемлем на обжитой территории и обозначают парк "Ладожские шхеры" как природный. Но карельское Минэкологии документ "заворачивает" и настаивает на национальном статусе, ссылаясь на то, что Москва сможет найти деньги на создание парка, а регион - нет. Мэр Сортавалы упорствует в противоположном мнении и пытается привлечь на свою сторону население. "Организация нацпарка предусматривает множество ограничений для жителей", - давит он на страхи местных жителей. К нему присоединяются главы двух других районов, из которых и должен был сложиться парк - Питкярантского и Лахденпохского.
К лету 1998 года оба проекта окончательно провалились, потому что нацпарк не приняли региональные власти, а на природный не согласились федералы.
"Вопрос об особо охраняемой территории "Ладожские шхеры", будь то природный или национальный парк, должен быть решен незамедлительно! - пишет тогда в Петрозаводскую экологическую газету зампред местного отделения Русского географического общества Игорь Борисов. - Другим способом территорию не спасти. Депутатам и администрациям Сортавалы, Питкярантского и Лахденпохского районов вновь требуется сесть за стол переговоров".
Переговоры возобновили только в прошлом году. Решение о создании охранной зоны приняли быстро, хотя многие высокопоставленные чиновники и сопротивлялись.
- С экономической точки зрения, нацпарки не окупаются, - говорил министр экономразвития Карелии Михаил Юринов. - К тому же накладываются определенные ограничения, например на пользование лесными богатствами. А местное население не хочет нарушать устоявшийся уклад.
- Возможно, создание парка и даст толчок развитию турбизнеса, который у нас в зачаточном состоянии, - осторожно соглашался с доводами ученых начальник управления экономики администрации Лахденпохского района Роман Муллагалин. - Но, учитывая неразвитость инфраструктуры, можно предположить, что районная экономика, основанная на туризме, - дело нескорое. А налоги и рабочие места нужны сегодня.
К тому же работа над созданием нацпарка займет слишком много времени, решили в карельском комитете по природным ресурсам и занялись подготовкой природного парка. Руководство трех ключевых районов инициативу поддержало. Осенью в карельском правительстве сформировали рабочую группу. А зимой из Москвы грянуло распоряжение о создании не природного, а национального парка. Ситуация один в один, как десять лет назад.
Чиновники за десять лет успели поменяться несколько раз, но конфликт интересов остался прежним. Предприниматели создавать парк не хотят вообще, потому что на добычу леса и гранита будет наложено вето, местные власти отчасти защищают интересы бизнеса, отчасти просто не хотят участвовать в трудоемком, отнимающем время и силы процессе. Экологи настаивают на нацпарке, а местные жители ни на чью сторону вставать не хотят: от переманивания со стороны на сторону устали. Общественные слушания, обязательные для запуска подобных проектов, проваливаются, потому что на них перестали ходить даже те жители, кто раньше горячо защищал идею создания ООПТ. Пассивность "снизу" мешает созданию парка, но на это и рассчитывают его противники.
"Сверху" решительных действий тоже не предпринимается. "Выражаю уверенность в успешной реализации договоренностей по данному вопросу", - пишет в декабре министр природных ресурсов Юрий Трутнев главе республики Сергею Катанандову. Далее прилагается распоряжение о создании нацпарка и график работ. По плану в республике вот-вот должна начаться федеральная экологическая экспертиза (п. 7), а в реальности дело дошло только до сбора земельных документов (п. 3).
- Министерство фактически вынудило региональные власти зимой заново начать организацию ООПТ! - жаловалась на распоряжение замминистра сельского, рыбного хозяйства и экологии республики Ирина Бузова. По ее мнению, если бы не это обстоятельство, то подготовка парка шла бы нормальным темпом.
- Местные власти нарочно тормозят работу, - уверен координатор движения "Зеленая Волна", эколог Алексей Травин. - И десять лет назад, и сейчас карельские власти используют только один способ развития экономики - добычу леса и полезных ископаемых, продажу земли. Изменились только масштабы. Не один карьер, а тридцать, не тысячи гектаров леса, а десятки и сотни тысяч. А тут кусок в буквальном смысле "золотой земли" определяют под парк. Чиновникам это должно быть как ножом по сердцу. К тому же земельные отношения так запутаны, что и концов не найти. Мне приходилось слышать, что большая часть территории парка уже продана или сдана в аренду.
- Земли действительно продолжают раздавать, - соглашается руководитель Управления Росприроднадзора по Республике Карелия Александр Ширлин, ведомство которого ответственно за создание нацпарка. - Именно поэтому я настаиваю на том, чтобы для начала создать в Приладожье заказник. Он позволит зарезервировать территорию и не раздавать землю, пока тянется оформление нацпарка. А тянуться оно будет долго. Приладожье не включено в федеральную программу по созданию нацпарков и заповедников до 2010 года, а значит, ему не грозит федеральное финансирование. Тогда кто оплатит экспертизу, работу с землепользователями и другие процедуры? Поэтому и от графика мы отстаем. У меня на столе лежит информация из кадастровой палаты - порядка двух тысяч страниц. Мы работаем над определением границ будущего парка, но это очень трудно. Территория сильно освоена, на ней много разного вида собственности.
Десять лет назад Александр Ширлин тоже был среди разработчиков нацпарка "Ладожские шхеры". Проект довели до ума, отправили в Москву, но глава Карелии в последний момент отозвал материалы. Говорят, на него сильно давили районные главы. Наработки тех лет можно было бы использовать сейчас, но законодательство поменялось слишком сильно.
- Тогда проект провалился из-за лоббирования местных властей и бизнеса, а сейчас угроза другая, - считает Александр Ширлин. - Нас могут не сразу внести в национальную программу, и тогда оформление нацпарка затянется на годы. Такое возможно, тем более что Карелия уже имеет семь ООПТ, - больше всех остальных регионов.
Если шхеры действительно не попадут в федеральный список ООПТ и хотя бы временных заказников на территории не создадут, то в будущем году начнется работа на нескольких гранитодобывающих карьерах (лицензии даны на разработку десятков месторождений в приладожских районах Карелии), и тогда процесс будет практически невозможно обернуть вспять.
Отдохнуть без табличек
Юрий Александров,
топ-менеджер и турист со стажем:
- Нацпарк "Ладога". Звучит. Что это даст? По всей видимости, "заповедный" статус защитит от создания карьеров и скупки земли на побережье. Но, не дай бог, будет закрытая зона с ограниченным доступом. Есть мнение, что "наверху" идею нацпарка поддерживают как раз из соображений "у меня там дом на озере"… Охранная зона в любом случае предпочтительнее карьеров, но лично я за возможность отдыха на Ладоге без табличек: "Проход запрещен. Частное владение".
Владимир Сыщиков,
IT-специалист:
- Охранять Ладогу, конечно, нужно. Причем от самих туристов тоже. Но надо делать это по-умному. В Норвегию, например, толпы туристов ездят, а природа в идеальной сохранности. В Швеции и Финляндии тоже много народу, на велосипедах, машинах, пешком - всех везде пускают. А мусора нет! Даже вдоль дорог. Нашу Ладогу от мусора и придется охранять, если там сделают чисто туристическую зону. А кто будет этим заниматься?
Юлия Жаворонкова
http://www.izvestia.ru/spb/article3118852/